Станислав Павловский: «Казус, похожий на снятие партии Patria с выборов, я нашел только в фашистской Германии»

Почему в Молдове беззаконие стало правилом, а соблюдение закона – исключением

04.02.2015 в 22:34, просмотров: 1184

В январе политическая партия Patria обратилась в Европейский суд по правам человека с заявлением о незаконности снятия ее с парламентских выборов 30 ноября 2014 года. В прошлом году с заявлением о незаконных действиях министерства юстиции в ЕСПЧ обращалась и Народно-республиканская партия.
 

Станислав  Павловский:  «Казус, похожий на снятие партии Patria с выборов, я нашел только в фашистской Германии»

 Бывший судья Страсбургского суда Станислав Павловский разъясняет суть этих обращений, связанных с политическими проектами Ренато Усатого.

-Заявителем в первом иске была Народно-республиканская партия. Почему Страсбургский суд отклонил это заявление, мне по сей день неясно. Они не приняли мотивированного решения, а просто сообщили письмом из трех строк, что заявление не соответствует формальным критериям приемлемости.

Я лично считаю, что в данном случае государство нарушило права этой партии, предусмотренные целым рядом статей, в том числе статьей 11 (право на ассоциацию), статьей 3 дополнительного протокола номер 1 (участие в выборах). На мой взгляд, меры, предпринятые государством в этом случае, были явно диспропорциональны той цели, которую они якобы преследовали. Эта цель — что же преследовало государство, министерство юстиции — вообще не была указана. Они практически запретили ребрендинг этой партии. НРП хотела изменить программу, руководство, название, символику. Они провели конгресс партии не через 30 дней после объявления, как предусмотрено в уставе, а через 27 дней. Министерство юстиции посчитало это нарушением и отказалось регистрировать изменения, внесенные в устав партии, ее руководство, программу, символику. Подчеркну: никто из членов партии не обжаловал решения общего собрания. Министерство само вмешалось в этот процесс.

Между тем, Страсбургский суд уже высказывался на эту тему по одному из дел против России. Там тоже была ситуация, когда партия провела съезд с некоторыми нарушениями устава, и Страсбургский суд оценил это как внутреннее дело партии, и государству незачем в него вмешиваться.

- НРП может провести еще один съезд с учетом тех замечаний, которые минюст посчитал достаточными для отказа в регистрации изменений, принятых на предыдущем съезде?

- Конечно может. Думаю, у нас будет новый министр юстиции. Прежний министр будет всеми правдами и неправдами добиваться того, чтобы показать правильность и обоснованность своего решения.

- Но если НРП сделает все так, как предписывал Ефрим?

-При желании можно найти миллион других оснований для отказа. Как говорили в сталинские времена, был бы человек, а статья найдется. Была бы партия, а как отказать в регистрации изменений в ее уставе, найдут. И в первом случае оснований для отказа не было, но отказали.

Тут большие политические интересы. Почему-то все очень сильно боятся г-на Усатого. Я думаю, причины этого страха кроются в его бескомпромиссных заявлениях в отношении борьбы с коррупцией. Представители правящих структур поняли серьезность его намерений. Они увидели, что народ верит г-ну Усатому, что народ идет за ним, что у него очень серьезные намерения, что для их свободы наступил очень опасный период, что они не смогут больше безнаказанно засовывать свою руку в государственный карман и обогащаться преступным путем. Поэтому всеми правдами и неправдами они решили избавиться от этого человека и его соратников.

- Усатый проходит обвиняемым или подозреваемым по пяти или шести делам, наверняка, уже выписаны и ордера на его арест, он вынужден скрываться за границей. Сколько он может находиться в таком подвешенном состоянии?

- То, что совершается сейчас, — использование органов уголовного преследования в качестве политической дубины, которой государство размахивает направо и налево, пытаясь избавиться от назойливых конкурентов в виде оппозиции, — совершенно недопустимо и неприемлемо. Я думаю, рано или поздно эта ситуация взорвется. Нарыв прорвет, гной выплеснется. Невозможно сталинскими методами работать в XXI веке.

Все действия против г-на Усатого — это попытка государства создать условия, при которых он не приехал бы никогда в Молдову, поскольку он рискует быть арестованным прямо на границе. Причем, никого не будет интересовать, виноват он или не виноват.

- Так происходит с Циповичем, Морару, Григорчуком, Амербергом?

- Они не исключение, а лишнее подтверждение этого правила, когда судью не интересует суть дела. Сегодня от судьи требуется огромное гражданское мужество, чтобы принять по делу законное решение. Раньше такого не было. Раньше судьи, в основном, принимали законные решения. Беззаконие было исключением. Сейчас ситуация поменялась. Беззаконие стало правилом, а соблюдение закона стало исключением. Я говорю об этом с великим сожалением. Да, конечно, у нас есть честные судьи, которые исполняют свой служебный долг, но таких честных судей очень-очень мало. Они работают на свой страх и риск. Они не являются элементом этой преступной системы, и, принимая законные решения, они практически каждый день рискуют.

- В чем суть второго заявления в ЕСПЧ?

- Это заявление политической партии Patria. 27 ноября Апелляционный суд вынес решение, которым аннулировал регистрацию партии Patria в качестве участника парламентских выборов 2014 года. На следующий день Высшая судебная палата отклонила кассационное заявление представителей Patria, оставив в силе это решение.

По моему личному мнению, снятие партии Patria с выборов было совершено с грубейшими нарушениями закона.

Ходатайство о снятии было внесено в ЦИК Генеральным инспекторатом полиции (ГИП). Согласно Кодексу о выборах, ГИП не может обращаться с ходатайствами. ГИП обосновывал свои действия материалами об административных правонарушениях. Но, согласно Административному кодексу, такие материалы рассматриваются, и решения по ним принимаются судебными органами. В данном случае этого сделано не было. Полиция собрала материалы и бегом обратилась в ЦИК 26 ноября, и в тот же день, без того, чтобы обеспечить явку представителя Patria, ЦИК приступил к рассмотрению этих материалов. Представителю партии позвонили по телефону и пригласили его на заседание, но когда он пришел, ходатайство полиции уже было прочитано, и г-н Бушуляк не имел ни малейшей возможности сформулировать свою позицию по этому делу, высказаться по существу этого ходатайства полиции. Г-н Бушуляк попросил у ЦИК для ознакомления материалы, подтверждающие предъявленное обвинение. Ему было в этом отказано под предлогом того, что эти материалы носят конфиденциальный характер.

Уже на начальном этапе были грубейшим образом нарушены права политического формирования на то, чтобы ознакомиться с выдвинутыми обвинениями, с собранными доказательствами, и сформулировать позицию защиты.

Кроме того, существуют два решения ЦИК от 26 ноября: одно - на одной странице, второе - на двух страницах. Какое из них оригинальное, сейчас очень сложно сказать. В Апелляционном суде, куда ЦИК обратился по вопросу снятия партии Patria с выборов, зарегистрировано решение на одной странице, а фактически судом было рассмотрено заявление на двух страницах. В решении на одной странице ЦИК ссылался только на то, что Patria использовала в избирательной гонке денежные средства, якобы поступившие из-за рубежа, а в постановлении на двух страницах к этому добавлялся еще один элемент — использование незадекларированных денежных средств, то есть новое основание. Второе постановление, на двух листах, в котором уже указано это новое основание, не было официально зарегистрировано в Апелляционном суде. И г-н Бушуляк заявляет, что он получил от ЦИК постановление на одном, а не на двух листах.

В Апелляционном суде представители ЦИК, излагая свои обвинения против Patria, не предъявили ни одного доказательства.

Процесс, который происходил в Апелляционном суде, кроме как судилищем не может быть назван. Он противоречит всем нормам справедливого судебного разбирательства.

В результате рассмотрения этого дела Апелляционный суд принял решение о снятии партии Patria с выборов, то есть аннулировал регистрацию и подверг партию конфискации денежных средств на сумму, превышающую восемь миллионов леев.

Конфискация, согласно практике Страсбургского суда, является мерой уголовного наказания. Это позволяет сделать вывод о том, что все процедуры против Patria были уголовно-правового характера. Соответственно, все требования статьи 6 Европейской конвенции, касающиеся справедливого судебного разбирательства, в полной мере должны были быть применены к этой ситуации. Это сделано не было.

В тот же день, когда Апелляционный суд принял решение по партии Patria, ее адвокаты сами обратилась в этот же суд с опротестованием решения ЦИК от 26 ноября, потребовав аннулировать это решение. Это опротестование не было объектом отдельного разбирательства. Суд рассмотрел заявление ЦИК и, как бы между прочим, в рамках этого же самого процесса рассмотрел и опротестование Patria. На мой взгляд, это противоречит закону. Рассмотрение обращения ЦИК по снятию партии с выборов и по конфискации имущества вообще законом не предусмотрено. У нас законом предусмотрено только то, что участник избирательной гонки может быть снят с выборов. Но процедура, каким образом это происходит, в законе не определена. Суд рассмотрел эту ситуацию в рамках закона об административных спорах. Опротестование Patria – это, действительно, административный спор, но снятие партии - это обвинение уголовного характера. И процедура должна была быть совершенно другой. Она должна была быть четко прописана в законе, потому что ни Кодекс о выборах, ни закон об административном суде, ни Гражданско-процессуальный кодекс не предусматривают процедуру рассмотрения такого рода заявлений ЦИК.

Молдавский законодатель сказал, что может быть отменена регистрация партии на выборах, но не сказал, каким образом это делается. Это влечет за собой ситуацию, когда государство фактически было лишено возможности законно применить эту меру воздействия уголовно-правового характера.

Вменяя партии Patria использование денежных средств из-за границы, ЦИК и органы полиции ссылались на то, что г-н Усатый вроде бы завез деньги, которые не задекларировал, и эти деньги были использованы в избирательной гонке. Позиция г-на Усатого ясна: он вообще не внес в избирательный фонд ни копейки. Но когда мы говорим о доводах полиции и ЦИК, нужно обратить внимание на ряд моментов.

Первое. Закон не предусматривает, в какой форме должна быть сделана эта декларация денег. Г-н Усатый в качестве кандидата в депутаты представил в ЦИК декларацию, в которой сообщил о своих доходах и имуществе. Даже если мы ad absurdum предположим, что г-н Усатый действительно сделал то, что он отрицает, и то, что полиция ему вменяет в вину, это не было бы нарушением Кодекса о выборах. Согласно статье 32 этого закона, запрещено финансирование из-за рубежа физическими лицами, не являющимися гражданами Республики Молдова. А г-н Усатый является гражданином Республики Молдова. Это ограничение по определению к нему неприменимо. ЦИК и полиция скрыли от суда этот элемент для того, чтобы добиться выгодного для них решения.

Второе. Снять с выборов можно только при недекларировании суммы, которая превышает 2 миллиона 750 тысяч леев, то есть 5 процентов от максимального избирательного фонда, который составлял 55 миллионов леев. И полиция, и ЦИК должны были не предположить, а доказать, что Patria в своей избирательной кампании использовала 2,75 миллиона леев незадекларированных денежных средств. И это сделано не было.

Действия суда выглядели, как выполнение какого-то политического заказа. Нарушения процессуального характера и их количество такое огромное, что просто невозможно представить себе, что нормальный здравомыслящий судья мог бы принять такое решение.

- Оппоненты Усатого, в частности, Филат, говорили, что он является представителем российских спецслужб и криминального мира. Мол, поделом, что его сняли, все равно заслужил. Официально обвинения выдвигались одни, а реально его сняли как бы за совсем другие дела, и как бы правильно сделали, что сняли. Главное - результат.

- Такого не может быть по определению. Ни одно из обвинений, о которых вы говорите, не фигурирует ни в материалах дела, ни в судебном решении. Там не написано, что г-н Усатый является представителем российских спецслужб или криминальных структур. Этого ничего нет. Это уже сейчас, когда власть предержащие поняли всю абсурдность этой ситуации, они как бы для поддержки штанов начали выдвигать такого рода версии.

- Но те, кто аплодировал снятию Patria, не только за глаза, но и открыто, в том числе в прессе, говорили, что его правильно сняли, да, по политическим мотивам, потому что его партия вредная и опасная. А как это обосновали ЦИК и суд - дело второе.

- Такого понятия — правильно или неправильно сняли — не существует. Есть понятия обоснованно и законно или необоснованно и незаконно.

Не будем забывать и о том, что в данном случае судебные органы поразили в правах десятки, возможно, сотни тысяч членов и сторонников этой партии, поддерживавших ее антикоррупционный месседж.

Результаты выборов были сфальсифицированы, если называть вещи своими именами.

Снятие партии Patria с выборов было: a) незаконным, b) необоснованным, c) антидемократичным.

Мы приходим к выводу, что была нарушена статья 3 дополнительного протокола N1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Мы представили соответствующее заявление в Страсбургский суд. Как он поступит в этой ситуации, мне трудно сказать. Но я думаю, что в отличие от первого дела, второе приняло большую огласку, стало предметом рассмотрения в Парламентской ассамблее Совета Европы. Так просто отмахнуться от этого дела вряд ли удастся.

Есть вступившее в силу судебное решение, окончательное и не подлежащее никакому способу обжалования. Нарушение статьи 1 протокола N1 (право собственности), на мой взгляд, уже состоялось. Нарушена, на мой взгляд, и статья 6, параграф 2 (презумпция невиновности). Процедура не была соблюдена. Согласно статье 6, человек считается невиновным, пока его вина не установлена в предусмотренном законом порядке. А поскольку предусмотренный законом порядок не был соблюден ввиду отсутствия такового вообще, в принципе, статья 6 была нарушена.

Если мы говорим об европейской Молдове... Я попытался найти в других государствах Европы казусы, похожие на снятие партии Patria. Я думаю, что кроме как в фашистской Германии, другого такого случая вы не найдете. Это случай, абсолютно выходящий за рамки нормальности, рациональности, законности.

Звание демократического государства не только дает определенные права власть предержащим на получение западных грантов и кредитов, на хлопанье в ладоши со стороны восторженных представителей европейских государств, но и налагает определенные обязательства, в том числе по соблюдению правил игры в избирательном процессе. Выборы — это не что иное, как выражение воли народа, который является абсолютные сувереном в Молдове. В данном случае речь идет не о партии, а о том, что не были обеспечены условия для свободного волеизъявления народа. Права народа были растоптаны. В этом опасность ситуации.

Власти создали опаснейший прецедент. Не исключено, что когда-нибудь и они могут стать жертвой такого же рода отношения. Наши политические деятели не видят ситуацию дальше собственного носа. У них есть сиюминутный интерес, и они его преследуют, не задумываясь о том, что завтра ситуация может поменяться, и они могут оказаться в оппозиции, в отношении которой применяются такие же методы.

Закон — это высшее выражение целесообразности. Никакой высшей целесообразности, по определению, не должно и не может быть.

(Публикуется в сокращении) www. pan.md