Приднестровье готовится к выборам и ругает олигархов

В ПМР завершается избирательная кампания по выборам в Верховный Совет и местные представительные органы власти

26.11.2015 в 00:52, просмотров: 1750

О том, как развивается электоральная гонка Левобережья, мы поговорили c бывшим главой внешнеполитического ведомства ПМР, а ныне политическим аналитиком Владимиром Ястребчуком.

Приднестровье готовится к выборам и ругает олигархов

- Владимир, правильно ли говорить, что на предстоящих выборах будут противостоять друг другу всего две «точки силы» - пропрезидентская и та, что представляет интересы концерна «Шериф»?
- Что касается перевыборной конфигурации сил, действительно, сегодня в Приднестровье есть только два центра, так сказать, принятия решений – пропрезидентские кандидаты и кандидаты, так или иначе связанные с партией «Обновление», или, если угодно, с холдингом «Шериф».
- В ходе нынешней кампании весьма часто звучат антиолигархические лозунги, говорится даже о возможности чуть ли не национализации предприятий. Это неумеренный предвыборный популизм или нечто большее?
- Если под олигархами мы подразумеваем представителей крупного бизнеса, которые влияют на принятие решений в государстве, контролируют часть СМИ, то такие кандидаты есть в обеих конкурирующих «группах». Вообще, деление олигархов на «плохих» и «хороших» всегда условно.   
Но вы правы, слоганы о борьбе с олигархией – одна из ярких отличительных особенностей этой кампании. И в этом смысле большинство критических стрел направлены на парламентскую фракцию «Обновление» и, соответственно, на «Шериф».  
Но тут, на мой взгляд, присутствует определённая доля лукавства. Вполне реально организовать некое перераспределение части акций предприятий в пользу государства, но лично мне трудно представить, каким образом имущество, скажем, акционерных обществ, может вдруг стать государственной собственностью. Есть масса юридических нюансов, обеспечивающих частноправовые формы регулирования экономики, которые весьма непросто обойти. Возможно, впрочем, те, кто сегодня озвучивает эти антиолигархические лозунги чего-то нам недоговаривают…
В любом случае, в государстве, которое только ещё борется за своё международной признание и хочет при этом привлекать инвесторов, говорить о перспективах «национализации» - не самая разумная затея.
- Оппоненты президента Шевчука указывают на стремительное падение его популярности у населения, говорят, что глава государства в этой ситуации может попытаться, по окончании нынешней кампании, уйти от формы прямых президентских выборов. Подобное возможно?
- Ничего похожего из уст президента я пока не слышал. Нужно понимать, что в своё время Шевчук пришёл к власти на волне очень высоких ожиданий. Общественное мнение было склонно наделять его даже теми качествами, которыми он, возможно, не обладал. Отсюда и определённая степень разочарования, когда реальность начала брать своё. Естественно, не добавляют Шевчуку популярности и некоторые предпринятые им меры (далеко не всегда адекватные, на мой взгляд) – как, например, замораживание зарплат и пенсий. Однако, нужно отдать президенту должное в том, что весь негатив этой ситуации он полностью взял на себя, не став перекладывать ответственность, допустим, на подчинённых.
В целом же, уход от прямых президентских выборов в Приднестровье не кажется мне хорошей идеей. Особенно на примере того, как это «сработало» в РМ. В условиях пока не обретённого признания, глава республики должен, я считаю, напрямую получать мандат доверия от населения.
- По вашим ощущениям, стоит ли ждать на грядущих выборах серьёзных нарушений, чрезмерного использования административного ресурса?
- Ну, административный ресурс уже задействован довольно активно. В том числе, в рамках пресловутой антиолигархической кампании. Но основная проблема связана с голосованием военнослужащих-срочников - списки которых президентским указом засекречены, а Центральная избирательная комиссия во многом пока лишена возможности реализовать свои законные полномочия по организации выборов.
С другой стороны, меня по-хорошему удивило то, как в эту избирательную кампанию проявила себя приднестровская судебная власть. Считаю, она сделала всё возможное, чтобы обеспечить максимально широкое участие кандидатов в электоральном процессе. Достаточно сказать, что многим кандидатам – и вечным оппозиционерам, как Андрей Сафонов, и пропрезидентским выдвиженцам, - которые получили отказы в окружных избирательных комиссиях, удалось вернуться в гонку, благодаря объективным действиям приднестровских судов.
- Приднестровье - территория традиционно пророссийская. Но всех ли нынешних кандидатов можно назвать таковыми?
- Да, это тот случай, когда каждая из противоборствующих сил старается выглядеть как можно более пророссийской, это, пожалуй, единственное, на чём сходятся оппоненты.
Хотелось бы верить, что российская сторона, в свою очередь, деликатно останется НАД внутренней приднестровской схваткой…
- Скажите, а вопросы реинтеграции сегодня вообще не звучат в рамках предвыборной гонки?
- У нас тема «реинтеграции» вообще никогда не звучала, это целиком внутриполитический тезис РМ. Приднестровье когда-то исходило из концепции общего государства в рамках федеративной модели. Но и она ныне уже не актуальна. Впрочем, и Кишинёву сейчас не до неё.
- Украинский кризис каким-нибудь образом сказывается на текущей предвыборной кампании и общественной атмосфере в ПМР в целом?
- Это будут первые выборы после того, как на Украине резко поменялась общественно-политическая ситуация. Сегодня мы вынуждены исходить из того, что единственная «точка входа» в Приднестровье – через кишинёвский аэропорт. Скажем, для приезда наблюдателей на выборы все сегменты границы с Украиной фактически закрыты. В то же время, у нас была возможность убедиться и в том, как власти Молдовы умеют чинить препятствия тем, кто намерен посетить ПМР. Всё это, разумеется, создаёт не иллюзорные трудности для обеспечения прозрачности нынешнего избирательного процесса в Приднестровье.
Радует меня одно. Несмотря ни на какой украинский кризис, украинцы (как, к слову, и молдаване) по-прежнему остаются органической частью приднестровского общества и государства. Никакого раскола, слава Богу, не произошло...