«Адреналин» и «кайф» дорожника Дачина

Наши читатели уже знакомы с Петром Григорьевичем Дачиным – главой одной из лучших дорожно-строительных компаний в стране

06.12.2017 в 23:55, просмотров: 1517

А кроме того, уже хорошим другом редакции «МК» в Молдове. Испытывая искренний интерес к деятельности его во многих смыслах неординарной фирмы «Dromas-Cons», мы в очередной раз приехали к Петру Григорьевичу в гости, узнать формальные «итоги года».

«Адреналин» и «кайф» дорожника Дачина

И получили, собственно, то, на что рассчитывали – весьма любопытный разговор с «зубром» молдавской дорожно-строительной отрасли.

Выгодный «пенсионер»

К слову, с итогами у Дачина всё в порядке. В 2017-ом он, во-первых, отметил своё восьмидесятилетие, а во-вторых, запустил в республике два новых асфальтовых завода в Комрате и Флорештах. В первый инвестировано 11 миллионов леев, во второй – восемь миллионов. Плюс небольшая фабрика по производству щебня в пригороде Кишинёва. Всё это в общей сложности около 80 новых рабочих мест. В целом – неплохое дополнение к основной производственной базе Дачина, которая способна выпускать 2000 тонн асфальта ежедневно, а значит, покрыть 20000 квадратных метров площади или провести три километра дороги – в день…

Но дело тут, конечно, далеко не только в этих довольно удивительных для современной сферы дорожного строительства Молдовы цифрах. Дело в самом Дачине.

Человек, по сути, двух эпох, Пётр Григорьевич в своё время, двадцати семи лет от роду, стал главным инженером на строительстве Полтавского шоссе (ныне национальная дорога М21). Ровно 40 лет спустя, 67-летним пенсионером Дачин вновь, что называется, начал с чистого листа – «затосковав», как он выражается, по строительству дорог, влез в долги и купил в 2004-ом свой первый асфальтовый завод, арендовал первый кусок земли под производство и в первый же год выдал 19 тысяч тонн высококачественного асфальта. А теперь просто вдумайтесь. Открыв своё новое дело в 67 лет, будучи уже тогда, как сказали бы многие, «глубоким пенсионером», Дачин за прошедшие 13 лет, к своему 80-летнему юбилею в общей сложности перечислил в бюджет республики около 140 миллионов леев. Довольно выгодный для государства «пенсионер», не правда ли?  

В начале-середине нулевых многим коллегам Петра Григорьевича подобное казалось его персональной безумной прихотью: дескать, зачем всё это в условиях, мягко говоря, нестабильной экономики, когда дороги в стране только сплошь косметически подлатываются, когда непонятны перспективы окупаемости? А ответ, возможно, в том, что Дачин – специалист из того советского, уходящего поколения производственников, в котором часто наравне с профессионализмом, ценился… ну, давайте скажем так, масштаб личности. Некие персональные качества, которые и сегодня позволяют ему не только делать своё профессиональное дело, но и оставаться человеком, не прогибающимся под многочисленные «условности» весьма специфического молдавского бизнеса…

Работать умеет, «договариваться» – нет

«Знаете, мне вот что непонятно. Человек выходит на пенсию, скажем, в 62 года. И потом, насколько позволяет здоровье, десять, двадцать лет подряд просто сидит перед телевизором. Да тут не столько от старости, сколько от скуки помрёшь. Но ведь у такого сидения есть и практическое следствие. В Молдове сегодня 750 тысяч пенсионеров и 700 тысяч самых разнообразных чиновников. При этом активно работающих в стране – полмиллиона человек. Элементарный подсчёт: тот, кто работает, ныне содержит одного пенсионера и одного чиновника. Воля ваша, но вряд ли такое общество можно назвать здоровым», – говорит Дачин.

И мы тут же вспоминаем давний рассказ Петра Григорьевича об одном поразившем его немце.

«Этот, уже сильно пожилой человек очень богат даже по меркам зажиточной Германии. При этом его руки – все в трещинах. Он ими до сих пор на износ трудится без праздников и выходных. Его уж и уговаривали: «Да брось всё, ты сказочно богат и стар». А миллионер: «Не получается. Не могу не работать». Вот такой странный немец…», – восхищался, помнится, директор «Dromas-Cons», не отдавая себе отчёт в том, что он ровно такой же «странный».

Мы, признаться, когда-то некими окольными путями узнали, что в отечественной дорожно-строительной отрасли у Петра Дачина стойкая репутация человека, ни при каких обстоятельствах не желающего, не умеющего «договариваться». Рассказывают, например, что однажды фирма Петра Григорьевича на полгода осталась без всякой работы вообще – после того, как он не смог найти «взаимопонимания» с каким-то деятелем из Государственной администрации дорог.

«Это какая-то, видимо, особенность моего организма, мне становится физически плохо, я болен, когда кто-то принуждает меня «дать». Особенно, когда хотят живых денег.

Но только не подумайте, что Пётр Дачин изображает сейчас из себя этакого ангела с крылышками. Я работаю в обыкновенных, земных и, что ещё важнее, молдавских условиях. И довольно спокойно отношусь, например, к необходимости, выразить «благодарность» – например, построить небольшой кусок дороги, так сказать, сверх нормы. Ведь этой дорогой будет пользоваться не один человек, она строится для всех. Хотя формально это и можно назвать взяткой…

Вот недавно в Кишинёве на Рышкановке по такой схеме мы построили детскую площадку – качели, скамеечки для мам. Теперь, когда проезжаю мимо, сердце радуется. Так что это, в принципе, нормально…», – говорит Дачин.

Главу «Dromas-Cons» особенно приятно слушать, когда знаешь о целом выводке скороспелых строительных фирм, зарегистрированных исключительно под какой-нибудь конкретный тендер – дабы по-быстрому снять пенки с заказа, скрупулёзно пройдя всю систему откатов и «благодарностей» (уж куда без них). В собственности такой «компании», как правило, только офис в подвальном помещении с одиноким столом начальника, а её наёмным работникам можно лишь, мягко говоря, посочувствовать…

Дачин надеется на лучшее

Оказывается, Пётр Григорьевич с энтузиазмом воспринимает затеянную ныне в республике реформу правительства. Особенно, в той части, естественно, которая касается отечественного минтранса.

«Огромное, невероятное количество функционеров в стране. Наша отрасль не исключение. Бывает, приходишь в какую-нибудь специализированную государственную структуру, которая, по идее, должна помогать работать нам, практикам, а там – 200 человек чиновников буквально кишат, бьются задом о зад. Это дикость, так работать невозможно.

Но вот теперь обещают, что из тех условных 200 останется только 80 человек. А куда денутся остальные сто? Не все ведь разбегутся по заграницам. И это мне, как практику, очень выгодно.

Вот посмотрите. У меня в фирме вечная нехватка прорабов, начальников участков, хотя я человеку на этой должности готов платить зарплату в 16-17 тысяч леев. Но даже на такие условия почти не идут – куда ведь проще сидеть по кабинетам. А теперь эти сокращённые, хочешь – не хочешь, придут и ко мне. Что вы говорите, сидя в кабинетах они отвыкли от реальной работы «на земле»? Ничего, я умею напоминать, умею заставлять работать – ещё со времён советского треста», – хитро улыбается Дачин.

И, видимо, знает, о чём говорит.

«Давайте совсем начистоту. Молдаванам, после этих двадцати лет дикого капитализма, предстоит вновь учиться работать, а государству, соответственно, создавать нормальные условия для этой работы.  Ну почему турок может приехать в Молдову, построить тут теплицу и здесь же продавать помидоры, укроп, цветы, а наш на своей родной земле на это отчего-то не способен и ищет лучшей доли где-то за границей?

Помню, в своё время первый секретарь ЦК Компартии Молдавии Бодюл собирал нас и повторял: республике нужна промышленность, на одном сельском хозяйстве далеко не уедешь. И это во времена, когда Молдавия была настоящим садом, не то, что ныне…

Вот сейчас бы собрать, выкупить обратно то, что осталось от былых огромных производственных мощностей, с такой лёгкостью «профуканых» в начале девяностых, и позвать сюда немцев, шведов каких-нибудь – вкладывайте, организуйте хотя бы отвёрточные, но производства, а не торговые площади. Верю, что в итоге нечто подобное всё же в стране произойдёт. Потому что об обратном не хочется даже думать…», – говорит Дачин.  

«Нет никакой старости…»

Пётр Григорьевич с каким-то прямо мальчишеским, наивным хвастовством утверждает, что не имеет ни малейшего понятия о том, какую сумму пенсии ему платит государство. Забывая добавить, что условие такого «незнания» - подъём в пять утра без праздников и выходных, а завершение рабочего дня – редко, когда не затемно…

Вот посмотрите. Многие молдавские дорожники, по понятным причинам, работают на дешёвом и очень некачественном сырье, с зашкаливающим содержанием глины – врагом номер один для дорожных покрытий, которые при этом разрушаются уже в первый год эксплуатации. Фирма Дачина – принципиально, категорически – с первого дня работает только на материалах (в основном украинских), строго соответствующих действующим жёстким профессиональным стандартам. Они, естественно, при мало-мальски серьёзных объёмах, удорожают себестоимость в разы – в сравнение с теми, кто использует «патриотическое» сырьё.

«Просто какой-то чудаковатый романтик», – скажет на это какой-нибудь особо прочно стоящий на двух ногах «практик». И, как ни странно, ошибётся. Потому именно та самая практика показывает, что стратегически, в перспективе наиболее ощутимые плоды приносит как раз подход Дачина, а не владельца фирмы-однодневки.  

Особенно приятно видеть некоторые дачинские производственные «мелочи». Скажем, на своей производственной территории он выстроил «фундаментальное» административное здание с тёплыми раздевалками и душевыми. А для выезжающих работать на линию купил специальные вагончики – с кроватями и кухонными плитами.

«Я сделал тарификацию, присвоил всем работникам разряды. И в течение шести месяцев фактического простоя плачу работникам 75% их тарифной ставки, это позволяет сохранить коллектив – а он у нас сплошь высококвалифицированный.

И конечно, у нас никогда не было зарплат в конвертах. Грех будущей маленькой пенсии своих работников я на душу не возьму…», – уже без всякого хвастовства, как о чём-то само собой разумеющемся, говорит Дачин.

И всё это, в конце концов, не ради орденов Трудового красного знамени и «Gloria Muncii» (хотя мы знаем, что он ими гордится).

«Просто потому, что, когда от работы есть адреналин и кайф, нет никакой старости», – утверждает Пётр Григорьевич Дачин, которому будущим летом исполнится 81 год.