Игорь Додон: за дружбу с Россией и православные ценности

Президента Молдовы в Приднестровье услышали и увидели

15.02.2018 в 01:51, просмотров: 961

На минувшей неделе глава государства Игорь Додон дал интервью директору Приднестровской телерадиокомпании «Новая волна» Григорию Воловому. Беседа получилась весьма содержательной. 

Игорь Додон: за дружбу с Россией и православные ценности

К сожалению, мы публикуем лишь основные и наиболее интересные моменты телеинтервью. Также стоит подчеркнуть, что впервые одно из средств массовой информации региона решило познакомить жителей Приднестровья с позицией президента Республики Молдова.   

Прошлое не должно омрачать будущее

В. (Григорий Воловой): – Игорь Николаевич, пройдет меньше месяца,  и в Молдове наступит весна. А весна – это не только пробуждение природы, но и активизация политиков. Что ожидает нас, и в первую очередь приднестровцев, в ближайшее время?

Д. (Игорь Додон): – От того, что случилось на берегах Днестра в начале 90-х, мы никуда не уйдем. Но постоянно говорить о войне, о ненависти категорически нельзя. Да, в Кишиневе совершили ошибку, и не одну. Признаем это. Меня много критиковали за то, что через несколько дней после вступления в должность посетил Приднестровье. Мы один народ. И на том и на этом берегах живут молдаване, украинцы, русские, болгары и гагаузы. У нас общее будущее, порознь у нас его никогда не будет. 

НАТО для Молдовы «токсично»

В.: – А что могло бы стать общенациональной, объединяющей идеей? 

Д.: – Если мы говорим о едином государстве, оно, безусловно, будет нейтральным. Молдова не может и не должна стать блоковой страной. Членство в НАТО категорически неприемлемо. У Приднестровья, как сегодня у Гагаузии, должно быть безусловное право на самоопределение, если в Кишиневе кто-то на каком-то этапе задумает «сдать» государственность Республики Молдова.

Процесс объединения, конечно же, непростой. Его необходимо разделить на два блока.  Первый – решение всех проблем, волнующих граждан двух берегов. Этим мы занимались в прошлом году, работаем над тем и сейчас. Второй блок – сближение и создание единого государства. На то у сторон должна быть политическая воля. К сожалению, в Кишиневе она пока не наблюдается. Об этом надо говорить четко. Пока в правительстве есть люди, которые говорят об объединении с Румынией, никакого решения последствий приднестровского конфликта не будет. 

Под федеративным зонтиком

В.: – Это подтверждается и тем, что некоторые села подписывают декларации об объединении?..

Д.: – О селах тоже можем поговорить, но первое условие политического урегулирования: четкая и ясная прогосударственная  позиция, составляющая которой – стратегическое партнерство с Российской Федерацией. Я думаю, основа такой политики будет заложена после парламентских выборов 2018 года. Конечно надо, чтобы в этом направлении двигалось и Левобережье. В 2013 году, когда я был председателем Партии социалистов, мы разработали концепцию федеративного устройства государства и широко ее презентовали. Не Брюссель, Вашингтон или Москва должны решать, как нам жить. Кишинев и Тирасполь определят, что для нас лучше, причем с минимальными рисками для двух берегов. 

Впервые за десять лет

В.: – Хотелось бы узнать, что для Приднестровья к настоящему моменту уже было сделано? 

Д.: – Впервые за десять лет президент Республики Молдова встретился с главой Приднестровья на левом берегу. Мы определили четыре пункта, которые интересны одной стороне, и четыре пункта – другой. Договорились работать по пакету 4Х4. Потом появилось два дополнительных вопроса.

Решена проблема признания дипломов вузов Приднестровья. Детально прорабатывается возможность беспроблемного функционирования мобильной связи. Есть техническая возможность выстроить внутренний роуминг. Прорабатывается вопрос о регистрации автомобилей с левого берега, чтобы ваши автолюбители могли выехать в любую сторону, хоть на Украину, хоть в Европейский союз. Все это решаемо. 

Победа социалистов приблизит объединение 

В.: – Очень актуально. Что мешает эти вопросы решить сейчас?

Д.: – В прошлом году, после того как Вадим Николаевич Красносельский о том меня попросил, я серьезно занялся вопросом возобновления поставок электроэнергии с Молдавской ГРЭС в Днестровске. Мы понимаем, что это значит для Приднестровья, – 60-70 миллионов долларов в бюджет региона. Если бы тогда не вмешался, закупали бы до сих пор электроэнергию на Украине.

Иногда складывается впечатление, что некоторые в Тирасполе были бы рады тому, чтобы в Кишиневе было прорумынское, проНАТОвское правительство. В таком случае оправдывалась бы самоизоляция. Но, поймите, если Молдова потеряет государственный суверенитет, Приднестровье не выживет. Представьте себе НАТОвскую Молдову по Днестру и Украину со всем, что там происходит! Что станет с Левобережьем?! Единственный шанс выжить – сохранить существование молдавского государства, народа, найти форму совместного проживания. Поэтому желание определенных кругов в Тирасполе помешать социалистам получить парламентское большинство на выборах – недальновидно. А мы получаем информацию о том, что кто-то с того берега собирается помогать Плахотнюку, Майе Санду или унионистам.  

Между ЕС и ЕврАзЭС

В.: – Создается впечатление, что у вас сложились хорошие отношения с президентом РФ Владимиром Путиным. Не секрет, что Приднестровье ориентируется на Россию. А что вам говорит Владимир Владимирович, когда вы встречаетесь? 

Д.: – С Владимиром Владимировичем у нас сложились хорошие отношения. В прошлом году публично встречались 6 или 7 раз. Помимо того, были беседы с глазу на глаз, не отраженные в прессе. Газпром 16 февраля проводит большое мероприятие по поводу своего 25-летия. Меня пригласили. Скорее всего, поеду. Там будет возможность в неформальной обстановке обсудить с президентом России актуальные вопросы. Владимир Владимирович – человек, который доверяет людям, держащим слово. Многие надеялись, что президент Додон, после того как его изберут, поменяет свою позицию. К сожалению, в нашем регионе было много таких примеров: и Янукович, и наш Воронин. Приходили с одними лозунгами, потом их меняли, уходили в другую сторону. Это не мое. Настроен на стратегическое партнерство с Российской Федерацией, на Евразийскую интеграцию. И не случайно Молдова в прошлом году подписала Меморандум о сотрудничестве с ЕврАзЭС. Это была моя инициатива. Вхождение в  ЕврАзЭС открывает большие экономические возможности. Страны, входящие в сообщество, закупают товары, которые производятся и у нас на десятки миллиардов долларов. Это сотни тысяч рабочих мест. При этом мы ни в коем случае не должны отказываться от сотрудничества с другими нашими партнерами, например с Евросоюзом.

Молдова может выжить только при хороших отношениях как с Западом, так и Востоком.  Если провести социологический опрос, в котором будет вопрос: вы за дружественные отношения с  ЕврАзЭС и одновременно с Евросоюзом, то «да» ответят 70-80 процентов респондентов. Очень надеюсь, что после парламентских выборов в стране будет промолдавское правительство. Оно станет основой политического урегулирования приднестровской проблемы. 

Так жить нельзя

В.: – Сегодня в Приднестровье у власти представители крупного бизнеса. Представители холдинга «Шериф» контролируют партию «Обновление». Как вы считаете, это затрудняет решение перечисленных вами проблем или наоборот? 

Д.: – В регионе зарабатываются сотни миллионов на том, что не платят за газ. Для граждан тысяча кубометров стоит 60 долларов. Предприятия платят уже 150, а для «Шерифа»  – 15-20. Наверное, это неправильно. Возможно, существует некий негласный договор между представителями крупного бизнеса двух берегов, они сейчас во власти. Скажу честно, нельзя строить будущее государства на основе союза Демократической партии и «Шерифа». Россия помогала Приднестровью очень серьезно. Только по газу регион получил 6,7 миллиарда долларов. Я не буду задаваться вопросом: где деньги? На эти средства можно было построить второй Дубай. А что дальше? Бесконечно это продолжаться не может. Россия еще поможет, но там хотят знать, куда мы идем? Когда я предлагаю Красносельскому сесть за стол переговоров, мне отвечают: «Нет, мы не хотим. У нас там Плахотнюк и демократы, мы с ними разговариваем. Недальновидно. Если хотим договориться о концептуальных вещах, надо говорить с теми, за кого голосовал молдавский народ. Я же, когда предлагаю сесть за один стол, не зову к нему «Шериф». 

Меня нечем шантажировать

В.: – Приднестровские СМИ и некоторые политики утверждают, будто вы тесно связаны с олигархом Владом Плахотнюком. Насколько это соответствует действительности? И второй вопрос: а есть ли у вас счета за рубежом? 

Д.: – Если бы я был в одной команде с Плахотнюком, президента не ограничивали бы в полномочиях. Зачем, если глава государства контролируем? Лишнее тому доказательство – когда президент отказывался подписывать антинародные законы, решением Конституционного суда это поручалось председателю парламента. Меня нечем шантажировать ни на Западе, ни на Востоке. У главы государства нет активов, за которые можно было бы взяться, как это было с другими политиками, менявшими позицию за полчаса. Не буду называть фамилии, хотя понятно о ком идет речь. Я молдавский гражданин, родился в селе Садова Каларашского района. Меня нечем шантажировать.

Верю в дружбу с Россией, потому что без этого никак. Верю, Молдова выживет только как православная страна. У двух берегов общие религиозные ценности. Верю в то, что мы можем выжить только как нейтральное государство. На основе этих ценностей я и строю свою работу. И граждане верят президенту, по всем опросам более 50% респондентов доверяют главе государства.