Игорь Додон: Создавая коалицию с ACUM, мы шли по лезвию ножа

Глава государства выступил в телеэфире

01.08.2019 в 10:39, просмотров: 524

По демократическим стандартам новой власти дается сто дней на ознакомление с ситуацией и демонстрацию первых результатов деятельности. Нынешняя коалиция проработала уже почти половину этого срока. О том, что удалось сделать за прошедшее время и что сделать еще предстоит, президент рассказал в программе «Пятница с Анатолием Голя» на телеканале RTR Moldova.

Игорь Додон: Создавая коалицию с ACUM, мы шли по лезвию ножа

О сделанном

За небольшой период нам удалось:

- освободить от ставленников Демократической партии ряд важных государственных структур: Генеральную прокуратуру, Центральную избирательную комиссию, Конституционный суд, хотя в ДПМ считали, что этого не случится. Сделать это удалось достаточно быстро, в других странах подобные процессы длятся дольше;

- сохранить экономическую, социальную и бюджетную стабильность, несмотря на непростую ситуацию, созданную прежним правительством;

- восстановить отношения с нашими внешними партнерами – и на Западе и на Востоке. На Западе продлена программа с МВФ, разблокировано финансирование со стороны Еврокомиссии, на Востоке сохранены преференции по экспорту сельхозпродукции, возобновила работу межправительственная молдо-российская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, снят запрет на посещение РФ для госчиновников, введенный правительством Филипа в марте 2017 года.

О несделанном

- Нам пока не удалось назначить новых руководителей таких важных государственных учреждений как Генеральная прокуратура, Конституционный суд, Национальный антикоррупционный центр. Хотя следовало бы действовать быстрее;

- не удалось привлечь к уголовной ответственности всех фигурантов громких дел, потому что во главе Генеральной прокуратуры не было людей, которые хотели бы это сделать – имевшиеся были частью прежней системы. Надеюсь, что с назначением врио генпрокурора ситуация изменится. Ожидаю, что в начале августа мы услышим громкие уголовные дела, чтобы к середине августа, когда парламент соберется на внеочередную сессию, с некоторых депутатов можно было снять иммунитет;

- третье, что мы не сделали, – не определили, на основании каких параметров коалиция будет дальше работать, чтобы обеспечить рост пенсий и зарплат, рост экономики и создать такие учреждения, чтобы в конечном итоге не было олигархической власти. Самое легкое – объединяться против кого-то. На первом этапе мы объединили усилия по деолигархизации, еще предстоит работа в этом направлении. Объединиться во имя чего-то – всегда тяжелее.

Вместе с лидерами Блока ACUM Майей Санду и Андреем Нэстасе мы договорились, что к концу июля подпишем соглашение, в котором будет сказано и о наших приоритетах во внутренней и внешней политике, и о действиях на местных выборах, и о других аспектах сотрудничества. Я не хочу, чтобы через некоторое время сложилась такая же вертикаль власти, какая существовала до недавнего времени.

О рисках для коалиции

- Мы приняли решение, осознанное, что исполнительную власть полностью доверяем Блоку ACUM – они настаивали. Мы рискнули, это риск Партии социалистов и мой личный. Мы дали им эту возможность, понимая, что у многих из них нет опыта. Это не камень в их огород. У меня тоже не было опыта, когда пошел в министры и когда стал президентом. Отсутствие опыта – это не самая большая проблема. У ПСРМ только Министерство обороны, вице-премьер по реинтеграции, который не влияет на социально-экономическую, бюджетную, финансовую политику, проводимую правительством. Остальное – ответственность правых. Конечно, мы будем их поддерживать и помогать. В том числе и для этого я укрепляю свою президентскую команду. В нее уже вошел бывший министр финансов Ион Кику – один из лучших специалистов в бюджетном и налоговом администрировании. А накануне я принял решение взять в свою команду в качестве советника по социальной политике Виорику Думбравяну – экс-замглавы Министерства здравоохранения и соцзащиты.

Мы продолжаем отбор кандидатов и создаем серьезную, профессиональную команду в президентуре для того, чтобы помогать правительству и выдвигать социально-экономические инициативы. А что касается структур, подчиненных парламенту, мы договорились всех руководителей назначать на основе конкурса, это должны быть профессионалы и обязательно граждане Республики Молдова, хотя наши партнеры настаивали на приглашении зарубежных специалистов. При этом не существует никакого алгоритма назначения новых руководителей в различные структуры. Я изначально настоял на том, чтобы не было никаких закрытых соглашений и распределения должностей: «это вам, а это нам». Но если увидим, что правительство делает то, что ухудшает качество жизни в стране, условия для ведения бизнеса и негативно влияет на ситуацию в Молдове, то, конечно, будем говорить об этом.

Как долго продержится нынешняя коалиция? Я хотел бы, чтобы она проработала до истечения мандата. Я еще в марте говорил о том, что с правыми мы должны создать полноценное правительство. Но на этом пути нас ждут серьезные испытания: местные выборы, президентские выборы и некоторые другие ситуации.

Создавая коалицию, мы шли по лезвию ножа. Демократы были способны на все – уже были готовы 68 уголовных дел на депутатов, могли быть аресты, аварии и что угодно, если бы мы заранее заявили, что договорились с Блоком ACUM. Но коалиция с демократами была невозможна ни при каких обстоятельствах. Это было рискованное, но осознанное решение. Пройдет время, и люди это оценят. Это новый этап в развитии РМ. Думаю, теперь можно делить историю на «до» и «после» 8 июня.

О задачах для будущего генпрокурора

- Перед новым генпрокурором страны будут стоять как минимум три главные задачи.

В обществе много говорят про Kroll 1, 2 – то есть о краже миллиарда. Там работы выше крыши. В этой истории замешано большинство из тех, кто был до сих пор у власти. Вторая сфера деятельности – расследование коррупционных схем, контрабанда и т. д. Куда ни ткнешь – везде схемы. Была даже фирма, которая делала уборку в зданиях «Молдовагаз», «Молдтелеком» и других и получала по миллиону леев в месяц. Третья сфера деятельности предполагает расследование узурпации власти. По всем этим направлениям есть работа для прокурора и основания для возбуждения уголовных дел внутри страны и поиска виновных.

Внутри коалиции существует договоренность о том, что необходимо разрушить все созданные коррупционные схемы, а деньги должны поступать в бюджет. Никто не будет поощрять эти схемы, мы рисковали всем не для того, чтобы их сохранить.

Поэтому мы все схемы разрушаем, и многих результатов уже удалось добиться. К примеру, схема контрабанды янтаря через аэропорт разрушена, схема контрабанды сигарет из Приднестровья разрушена, по спирту – практически разрушена. И мы не должны позволить им возобновиться.

Именно поэтому я настоял на укреплении полномочий Высшего совета безопасности. В начале недели будет назначен новый секретарь ВСБ – очень опытный человек.

Мы будем за всем пристально следить и давать по рукам всем, кто захочет попытаться продолжить эти беззакония.

О сбежавших чиновниках​

- Те, кто боялись уголовного преследования, уехали из страны еще 14 июня. Если в Молдове будет открыто уголовное дело и объявлен международный розыск – им нигде не скрыться. Мы же понимаем, что в этих вопросах существует единая позиция Запада и Востока (ЕС, США, Россия и другие страны). Поэтому бегство – не выход из ситуации. Если кто-то думает, что сделал заявление и уехал в надежде на то, что его нереально будет найти, я скажу, что в нынешнем мире скрыться от правосудия практически невозможно.

О местных выборах

- Что произойдет, если и Ион Чебан, и Андрей Нэстасе будут баллотироваться на пост генерального примара Кишинева? Сядут, договорятся, проведут перед началом избирательной кампании совместную пресс-конференцию, пожмут друг другу руки и пойдут в кампанию. Думаю, это будет правильно. И если нужно будет, они подпишут какое-то соглашение, что, в случае победы одного, второму либо команде второго будет предложено стать вице-примарами, сразу договариваются, что в Муниципальном совете нужно создать большинство из советников ПСРМ и Блока ACUM. Нельзя, чтобы повторилась ситуация, которая складывалась последние 10−15 лет, когда между Муниципальным советом и примаром шла война. У нас впервые есть шанс, чтобы после этих местных выборов сформировалась единая команда, и это нужно обеспечить.

Я думаю, что такой механизм нужно использовать во всех районах, во всех городах и, желательно, даже на уровне всех населенных пунктов. Мы должны договориться, чтобы ни в коем случае какая-то политическая борьба на уровне города или села не повредила работе правительства или парламента.

О следующих выборах президента

- Ни я, ни Партия социалистов не будем выступать за возврат к избранию президента парламентом. Мы всегда добивались президентской формы правления, добивались того, чтобы люди избирали и давали полномочия президенту. Поэтому мы не будем поддерживать возврат к той системе, которая существовала с 2000 по 2009, и даже по 2016 год. Мы считаем, что добились возвращения права голоса гражданам. Нужно сохранить и укреплять институт президентства. Планирую ли я баллотироваться на второй срок? Такие планы есть, однако говорить об этом пока рано, и окончательное решение по этому поводу примет пропрезидентская Партия социалистов.

О решении газовой проблемы

- Если говорить о тарифах на газ, это вопрос политический. Только силами «Молдовагаз» проблему не решить. Тут мне нужно договариваться с президентом России. Члены Евразийского экономического союза получают существенную скидку на газ. Но у Молдовы всего лишь статус наблюдателя в этой организации, до сих пор ни у одной страны такого статуса не было. Будем просить, чтобы и нам предоставили скидку с 1 сентября, и тогда, возможно, не придется повышать тарифы. Правительство Демократической партии нам заложило бомбу замедленного действия. Оно в прошлом году снизило тарифы, когда нужно было их повышать. С учетом того, что, если демократы победят, – справятся, а если нет, то пусть справляются те, кто придет после, – «после нас хоть потоп». Этот вопрос мы обсудили с Майей Санду и назначили руководить «Молдовагаз» человека, которого хорошо знают в «Газпроме», – это Вадим Чебан. Он работал в Министерстве экономики, занимался энергетикой, был членом Совета директоров АО «Молдовагаз» очень длительный срок.

Что касается обеспечения Молдовы газом в следующем году, этим должно заниматься Минэкономики, которое отвечает за энергетику. Тут много проблем. Потому что все зависит от транзита российского газа через Украину, и в этом вопросе пока ясности нет. А рассчитывать на газопровод Яссы-Унгены не приходится, он не достроен и в ближайшее время достроен не будет.