Молдавская Конституция: между Угандой и Японией

Основной закон страны за прошедшие двадцать шесть лет дополняли девять раз

В нашей стране есть как старые молдавские забавы, так и новые. К последним относятся: поиск украденного из трех банков миллиарда и гадание на кофейной гуще - экстрадируют из США Влада Плахотнюка или нет? А вот традиционной забавой уже больше четверти века являются периодические изменения и корректировки текста Конституции.

Основной закон страны за прошедшие двадцать шесть лет дополняли девять раз

Этим летом создана очередная комиссия, которая должна рассмотреть возможность внесения в Основной закон новых статей и отмену тех, что мешают развитию страны и общества. Политики, оценивая Конституция, принятую в 1994 году, частенько расходятся во взглядах. Одни говорят о ней в превосходной степени, называя чуть ли не идеальным документом, другие отзываются о ней, как об ущербном продукте, разрабатывавшемся еще Верховным советом. Это случай, когда истина находится где-то посередине. По словам Петра Шорникова, участвовавшего в работе над текстом Конституции и ее принятии, процесс родов был трудным. Квалифицированных специалистов в области конституционного права в Молдове тогда было не очень много. Потому за основу решили взять Основной закон Румынии, принятый в 1991 году. Шорников особо отмечает: у соседей Конституция получилась очень неплохой, формулировки четкие, выдержан баланс между полномочиями исполнительной и законодательной властей. Наши же депутаты решили, что их могут обвинить в плагиате, а потому переставили статьи местами, что нарушило внутреннюю логику. Повлияли на конечный результат и личностные мотивы. В 94-м председателем парламента был Петр Лучинский, он приложил огромные усилия к тому, чтобы у законодательного органа было максимум полномочий и минимум у президента, в кресле которого тогда был Мирча Снегур. Бывший депутат парламента от Аграрно-демократической партии Александр Муравский, принимавший участие в сессии, когда утверждалась Конституция, и голосовавший за нее, считает, что Основной закон требует серьезной доработки. «По прошествии этих лет с горечью приходится констатировать, что большинство надежд обернулось горькими разочарованиями. Нет, мы понимали, что путь к построению демократического, свободного государства очень труден, но не ожидали, что главные проблемы будут созданы своей властью, рядящейся в тогу демократии. Еще горше было видеть, как созданная нами святыня конституционной юрисдикции - Конституционный суд - превратилась в сборище граждан другого государства, которые своими решениями неоднократно грубейшим образом нарушали дух и букву высшего за- кона Республики Молдова», - печально констатирует Муравский. Уже в 1997-м году, когда Лучинский почувствовал себя уверенно в президентском кресле, он попытался, опять же под себя, изменить Конституцию, отобрать у парламента часть его полномочий. Не получилось. Доктор права, председатель инициативной группы по пересмотру Конституции Михай Корж, настроен радикально. По его мнению, переосмыслению и доработке надо подвергнуть не менее трети статей Основного закона. Например, полагает он, в будущем президент должен отказываться от членства в родной партии не формально, а фактически. Задумка разумная, но как это реализовать на практике? У человека, ставшего главой государства, есть какие-то симпатии, политические предпочтения, их на четыре года не посадишь под замок. По крайней мере, специалистам в области конституционного права в этом вопросе надо поработать в связке с психологами, и то вряд ли на выходе появится что-то приемлемое. «Очевидно, стоит уменьшить количество депутатов парламента с нынешних 101, к примеру до 71. Первая цифра была определена 30 лет назад, когда население страны насчитывало 4,3 миллиона человек. Сейчас же, по самым оптимистичным оценкам, нас порядка 2,7 миллиона. Необходимо уменьшить число «слуг народа», это по крайней мере сократит затраты на содержание парламента», - полагает Михай Корж, и тут он находит широкую поддержку в кругу специалистов. Хотя наличие Конституции, пусть даже и идеальной, не является гарантией того, что политические процессы будут строго регламентированы, а все ее статьи - выполняться. Классический пример приводит в своей книге «Современность. Мир с двадцатых по девяностые годы» Пол Джонсон. Бельгийцы ушли из своей бывшей колонии Руанды и при активной помощи специалистов из ООН написали для нее практически идеальную конституцию, учитывались племенной и многонациональный состав страны. Это не мешало следующие пятьдесят лет населению систематически вырезать друг друга, а профессиональным политикам беззастенчиво воровать. А вот Великобритания, Канада, Новая Зеландия, Швеция и Израиль, в отличие от Республики Молдова, как-то умудряются вообще жить без Конституции. Бедные японцы, как приняли свой Основной закон в 1947 году, так ни разу его и не меняли. Интересно, это здравомыслие или отсутствие фантазии?