Куда идешь, Молдова? Потомки нас, наверное, проклянут

30 лет разрушений, ограблений, издевательств и обмана с молчанием в ответ

Куда идешь, Молдова? Потомки нас, наверное, проклянут
алексей меринов

Прежде чем выслушивать новые обещания молдавских политиков на выборах, нам неплохо было бы вспомнить «достижения» предыдущих лет.

Сладкое слово «реформы»

В последнее время у многих граждан Молдовы кроме устойчивого мнения, что страна движется неправильным курсом, возникло еще и ощущение, что мы подошли к последней «стометровке» этого «пути».

Политики и СМИ открыто говорят, что глава государства является ставленником, марионеткой внешних сил, а в стране все решает внешний центр управления. Более того, вскрылось, что между президентурой и немецким фондом Конрада Адэнауэра существует соглашение о сотрудничестве,  финансировании ряда услуг для аппарата президента. Сама Майя Санду утверждает, что «ничего незаконного нет» в таком сотрудничестве. Речь идет о «реформах», и скоро  «будет проект с Великобританией, по реформе юстиции. Может быть и другой проект, если договоримся с донором, в области экономики», говорит глава государства.

Все это, вкупе с похищением людей, жалобами политиков на слежку, наблюдателям со стажем живо напоминает лихие 90-ые. Молодежь этого не знает, но тогда как заклинания звучало слово «реформы», а многомиллионные кредиты и гранты радовали слух неискушенных граждан. Ожидались  масштабные преобразования.

Первой была утрачена территориальная целостность

Но до их начала в Молдове случилась трагедия — братоубийственная  война на Днестре. В тот самый день, когда в Бендеры, подконтрольные ПМР, прибыли депутаты молдавского парламента и иностранные посредники для ведения переговоров о недопущении кровопролития, президент Мирча Снегур направил в город войска. И началась самая страшная страница в жизни независимой Молдовы. Погибли и были ранены тысячи, Бендеры железнодорожными составами покидали беженцы. Страна оказалась разделенной.

Военные действия президент Снегур и его окружение аргументировали необходимостью наведения «конституционного порядка». И уже в марте 1996 года Мирча Снегур подписывает совместный документ с лидером Приднестровья Игорем Смирновым, в котором говорится:

«1. Приднестровье принимает Основной закон (Конституцию).

2. Приднестровье принимает законы и нормативные акты.

3. Приднестровье имеет свою символику (флаг, герб, гимн).

4. В приднестровье в качестве официальных языков используются молдавский, украинский, русский…»

В документе есть и другие важные положения. Но была пролита кровь, в том числе невинных людей, именно из-за этих спорных положений.

До сих пор организаторы бессмысленной войны, братского кровопролития не осуждены политически, а ошибка официальным Кишиневом не признана. Так Молдова оказалась расколотой и территориально, и экономически, и на этническом уровне, а также мировоззренчески. История у Приднестровья и Молдовы теперь разная.

Граждане в момент «ослепли»

На Днестре появилась граница, но это уже не смущало молдавских политиков, которые смотрели на свою правобережную территорию как на один лакомый кусок.  В страну приехали «эксперты» и «консультанты» и стали учить неопытных молдаван тому, что нужно делать. Аналогичные процессы происходили и в Москве. Тогда  президенту Ельцину помогало около 100 американских «экспертов». Некоторые работали на ЦРУ. Сколько «экспертов»  «консультировали» в те времена молдавского президента Снегура, правительство – точно неизвестно. Но перечень «достижений» впечатляет.

Еще больше удивляет  то, что очень многие молдавские граждане купились на обещания, в момент превратились в героя рекламы финансовой пирамиды «МММ» Леню Голубкова, в «слепых котят», не видящих откровенного обмана.

«Прихватизация» и программа «Мормынт»

Запад предложил нам «путь реформ» и дал деньги на проведение приватизации. Людям раздали боны, и они лишились рабочих мест. Где сейчас крупные заводы и фабрики с многотысячными коллективами? Их нет. Тракторный завод, «Искож», Счетмаш, «Мезон»…В одночасье страна лишилась промышленности. Народ безмолвствовал.

Потом опять при поддержке иностранцев (США) в стране провели программу «Пэмынт» («Земля»). Крупные молочные, свиноводческие фермы, районные «сельзозтехники», агрохозяйства, причем уникальные, например, по выращиванию эфиромасличных  культур ( драгоценное розовое масло), — все было разрушено. Землю поделили на квоты и передали частникам, которые не знали,  что с этим делать. А потом возникли «лидеры», которые начинали все с нуля. Откровенная глупость, вредительство,  уничтожение развитого сельского хозяйства, лишение рабочих мест. Но массы  промолчали.

Все на продажу!

Вслед за развалом сельского хозяйства была уничтожена перерабатывающая промышленность. Здесь постарался один из лидеров Движения за демократическую и процветающую Молдову  тогда премьер-министр Ион Стурза, позже ставший миллионером, а теперь активно комментирующий политическую текучку.

В это же время Запад стал скупать за бесценок (конечно не без взяток), а фактически захватывать очень важные отрасли – инфраструктуру, связь. Южные и центральные энергосети, как будто убыточные, вдруг стали очень прибыльными при новом владельце — испанской компании.

Когда счетная палата установила, что испанцам уступили сети по очень низкой цене, ПКРМ поднимала голос, проклинала проклятую «прихватизацию», но уже после прихода к власти коммунистов, вопрос не поднимался. Население и это «проглотило».

Были идеи «раздеребанить» и  сети газопроводов, но огромные долги населения по топливу, транзитные обязательства и нерешенность приднестровской проблемы вылились в то, что «великий северный сосед» стал главным акционером «Молдовагаз».

После визитов в Париж другой важный ресурс — сети мобильной связи отошли французской компании Voxtel. А чуть позже на рынок пришел и турецкий Moldcell. Население обрадовалось: можно говорить по телефону где угодно. И молдавская болтливость принесла и приносит «иностранным инвесторам» миллионы и миллионы долларов.

Короткая передышка и месть Запада

С приходом к власти ПКРМ приватизация народного достояния приостановилась, было принято решение, что такие важные объекты как Молдтелеком, комбинат «Криково» пока не подлежат приватизации. Но все же, небольшими ломтиками народное достояние откалывалось. Больше всего шума было вокруг гостиницы «Кодру», оказавшейся в руках олигарха Влада Плахотнюка.

Коммунисты у власти, непоследовательный курс  (с внешней точки зрения) не устраивали Запад. И вот в апреле 2009 года была совершена попытка госпереворота. Ущерб, нанесенный зданиям парламента и президентуры, превысил 100 млн долларов. Организаторы не  установлены до сих пор, но 100 млн не пошли в медицину и  на социальные выплаты, то есть нужды простых людей.

И молдавский народ все также многозначительно молчит.

За дело берутся клептоманы-евроинтеграторы

Ну а когда власть захватили клептоманы-евроинтеграторы , то — понеслось.

При премьере Юрие Лянкэ за бесценок Илану Шору передается системный государственный банк Banca de Economii (государственная доля выкуплена, как установили эксперты, за счет средств самого финансового учреждения).

После чего последовала пресловутая «кража века», продажные чиновники выкачали из Нацбанка Молдовы 1 миллиард долларов. Совокупно потери достигли около 3 миллиардов евро. Главные обвиняемые - люди из группы Влада Плахотнюка и он сам, бизнесмен Илан Шор, «извлекавший выгоду из влияния» лидер ЛДПМ Влад Филат – все находятся на свободе.

Но выплату украденных денег повесили на людей. Попытки восстановить справедливость, снять с населения груз выплаты украденного, пресекаются международными финансовыми организациями и выполняющей их волю нынешним президентом.

Но «кража века» стала прелюдией и основой для еще более резонансной сделки. Правительства Павла Филипа и Майи Санду подписали с МВФ соглашение, в котором обязались передать все самые крупные банки (и другие помельче) иностранным инвесторам. Так сказать «оздоровить» финансовую систему страны. Теперь финансовый сектор Молдовы принадлежит Западу. Специалисты сравнивают банковский сектор с кровеносной системой экономики. И получается что, что «кровеносная система» молдавской экономики и всего общества, нам не принадлежит.

Молдавский народ продолжает помалкивать.

Недавние споры о возможности кредитования использования резервов НБМ показали, что и сам нацбанк управляется извне. Учреждение вкладывает резервы в ценные бумаги иностранных государств. А реальный актив — золото составляет всего 9 кг. Вот как объясняет ситуацию глава НБМ Октавиан Армашу: «У банка самая большая доля в ценных бумагах, в долларах, так как это наиболее прибыльная валюта с более высокой процентной ставкой. У нас также есть резервы в евро, меньшая доля – в фунтах стерлингов». То есть, мы поддерживаем экономики и финансовые системы зарубежных государств.

Во время правления ДПМ был передан в концессию Кишиневский аэропорт, а также вся сеть пассажирских перевозок. Опять же бизнесмену Илану Шору.

Молдавский народ проглотил и эту «пилюлю».

Сегодня схемы те же

В настоящий момент в плачевном состоянии находится железная дорога Молдовы, некогда прибыльная. Работникам по полгода не выплачивается зарплата. Наблюдатели понимают, что дальше будет предложено передать МЖД «иностранному инвестору».

Аналогичный финт уже произошел с международным портом Джурджулешть. Сколько сил и средств было потрачено, чтобы у молдавского государства был выход в море. И вот теперь порт Джурджулешть принадлежит ЕБРР, как и многие другие ценные активы страны.

Сейчас проще сказать, что не принадлежит в Молдове иностранцам. Последним оплотом остается рынок земли. На Украине, под нажимом МВФ, рыночная продажа земли началась. Думаете, Молдова будет исключением?

Как видим, критически важные, инфраструктурные, коммуникативные и финансовые объекты уже не принадлежат  и не управляются молдавскими собственниками, а также государством.

Кто контролирует молдавские СМИ и НПО?

Но есть еще несколько важных аспектов, о которых мало говорят, или не уделяют им должного внимания.

Очень многие молдавские СМИ либо зависимы от иностранных вещателей (находятся в сетях), либо получают финансирование извне, как, например, TV8. Информационные потоки в нашей стране формируются и направляются из-за рубежа. Для небольших стран это также не новость. В свое время в Польше главные периодические и электронные СМИ постепенно были выкуплены «иностранными инвесторами».  Разумеется, и социальные сети, которые посещают молдавские граждане, продвигают свою глобальную политику, нужная информация получает приоритет, «вредные», «неправильные» новости и послания остаются в тени или запрещаются.

Не может молдавская нация положиться и на так называемое гражданское общество. Самые главные и влиятельные неправительственные организации, которые участвуют в подготовке законопроектов, контролируют выборы, влияют на общественное мнение, финансируются извне. Это явление фундаментально исследовал политолог и депутат парламента от ПСРМ Богдан Цырдя. В своей работе Цырдя скрупулезно показывает, что главные цели, которые продвигают НПО, точно соответствуют задачам финансирующих их зарубежных фондов, стран и международных структур. По сути, современное молдавское гражданское общество в своем ядре и даже, во многом  на периферии – это наемные служащие, «агенты влияния» иностранных государств, глобальных игроков и созданных для этих целей всякого рода фондов и финансирующих организаций. Так, не будучи избранными, но финансируемые из-за рубежа, главные молдавские НПО участвуют в управлении страной, создании законодательной базы и т.д.

По сути, консультации властей с гражданским обществом – вещь очень важная, но при условии отсутствия иностранного финансирования таких НПО.

Как видим, и данный сектор находится не на службе молдавского народа. Возможно, сам народ молчит об этом вопиющем факте лишь потому, что не догадывается об истинном положении дел. Не понимает сути происходящего.

Удар по народу

Но теперь самая главная жертва всех этих процессов – молдавский народ (включая русских, украинцев, гагаузов, болгар, евреев, представителей других национальностей).

После разрушения промышленности и передового сельского хозяйства в 90-е годы огромная часть квалифицированного трудоспособного населения выехала из страны. Речь идет о 800 – 900 тысячах граждан, то есть трети всех граждан нашего государства. Они трудятся в экономиках других стран, обеспечивают социальные и экономические задачи чужих обществ. Но не Молдовы, где  села вымирают, приходят в запустение сельхозугодья. По официальным данным, в настоящее время из 126 тысяч гектаров виноградников почти 30 тысяч заброшены. А поголовье коров почти в три раза меньше чем в далеком 1916 году. На продовольственном и овощном рынке, в традиционных для нас отраслях, преобладает продукция иностранного производства.

Главный ресурс Молдовы – жители нашего края либо за рубежом, либо здесь (покупая иностранный товар) работают на другие государства, укрепляют их, разрушая свое. И заработанные нашими же людьми деньги — через налоги — уходят за пределы страны, а потом даются нам в виде «кредитов», грантов, помощи.

Итог — вымирание

Самый сильный удар пришелся по молдавским семьям. Семьи распадаются, рушатся устои, традиции, связь поколений, духовные скрепы нации. Неудивительно, что Молдова – среди мировых лидеров по депопуляции.

Таким образом, цена заплаченная народом за 30 лет независимости – вымирание.

Нельзя сказать, что народ не понимает то, что происходит. В одной из социальных сетей в группе «Куда идешь, Молдова?»  житель нашей страны Михай Сороколет написал следующее:

«Вот уже 30 лет мы идем по пути реформ. И какие только реформы в Молдове не продвигались. И чем только наши правительства не занимались, и кем только нас не называли. При Филате даже назвали «историей успеха».  И все ради того, чтобы западные реформаторы от этого бедного населения получали огромные откатные за предоставленную помощь.

Давайте по порядку.  Родился я в деревне, еще до реформ. У меня в деревне были районная «Сельхозтехника», районная «Сельхозхимия», винзавод , колбасный цех , хлебопекарня , совхоз , свинокомплекс на 54 тысячи голов, участковая больница , спецшкола для глухонемых и многое другое.  Работы, как говорится, хоть отбавляй.  Но пришли 90 годы,  и начались реформы по уничтожению всего того, что создавало человека и вселяло надежду в завтрашний день.  А сейчас после всех этих  «реформ», едешь на родительский день и видишь, что весь труд наших предков, эти реформаторы пустили с молотка, под бульдозеры и экскаваторы. И кажется,  что слово «реформа»  должно стать  нарицательным после всего того, что было загублено на наших глазах. Все прикрывалось словом «реформа».  Но самое главное в этой ситуации,  что людей до того зомбировали, что они как будто в повязках на глазах —  нечего не видят, и верят в то, что им втирают про светлое будущее после всех этих «реформ».  И они по-прежнему на это ведутся».

«Момент истины»

Главный вывод из слов Михая таков: погублено очень многое, что создавалось руками наших предков. И все идет к тому, что оставленное нам в наследство, включая землю, воду, природу, сам народный дух будут утрачены. Вместе с государством, которое, по сути,  нам уже не принадлежит.

И здесь правомерен вопрос: а если так, то не заслуживаем ли мы проклятий наших потомков?

Вот к каким невеселым выводам приходишь накануне новых выборов в молдавский парламент, которые  «независимый эксперт», десятилетия живущий на западные гранты, назвал «моментом истины». Но он имел  в виду «продолжение реформ», которые Михай Сороколет считает синонимом разрушения Молдовы.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру