Кто же все-таки врет: президент или генпрокурор

Война генпрокурора Молдовы с президентом страны и правящей партией вступает в новую фазу, последуют ли аресты?

Кто же все-таки врет: президент или генпрокурор
алексей меринов

После того как Александр Стояногло заявил на пресс-конференции, что на заседании Высшего совета безопасности  глава государства просила Генеральную прокуратуру возбудить уголовные дела в отношении  ряда оппозиционных политиков, Майя Санду выступила с опровержением. Президент написала: «Генпрокуратура дезинформирует. Прежде чем делать заявления, г-ну Стояногло следовало свериться с протоколом этой встречи, на которой, кстати, он не счел целесообразным присутствовать». Более того Санду перешла в наступление, она обвинила Александра Стояногло в том, что он «создает общий фронт с преступниками, становясь одновременно инструментом и сообщником».

Как обвинения с одной стороны, так и с другой, являются очень серьезными.

Генеральный прокурор — юрист, и прежде чем что-то публично заявлять, наверняка должен располагать доказательствами, подтверждающими его слова.

Со своей стороны, президент ссылается на протокол заседания ВСБ, утверждая, что «дела  против оппозиции не обсуждались».  Тем не менее,  к Майе Санду возникает справедливый вопрос:  может ли и она подтвердить свои слова? Ведь сделать это просто – нужно опубликовать стенограмму заседания ВСБ. Разумеется, за исключением тех моментов, которые представляют государственную тайну. И почему это не сделано до сих пор?  Ведь с момента первой пикировки прошла уже неделя.

После этого обмена обвинениями молдавское общество оказалось в недоумении: кто же из самых высокопоставленных в государстве должностных лиц все-таки говорит неправду? Если на таком уровне в стране люди могут позволять себе публичную ложь, то грош цена таким чиновникам. И тот, кто это сделал, обязан уйти в отставку. Зрелое общество  не может допустить, чтобы его нагло обманывали и вправе требовать установления истины. Однако весьма примечательно, что молдавское общество очень вяло, если не сказать, вообще не отреагировало на то, что  произошло. Отчасти,  это можно объяснить тем, что граждане уже привыкли к тому, что политики им лгут.

Тем не менее, ситуация сама собой не рассосется, и доказательством тому стали новые заявления генпрокурора и его предложения по борьбе с коррупцией, которые были озвучены 23 августа с.г.

Александр Стояногло потребовал от тех, кто обвиняет его во лжи, во-первых, «представить доказательства». «А во-вторых, —  говорит генпрокурор, — президент после того заседания выступила и озвучила некоторые имена. Это не в первый раз. Неважно, какие имена обнародованы, важно, что такие вещи запрещены в любом правовом государстве, где есть презумпция невиновности, защита прав граждан. Это исключительная роль правоохранительных органов — следить за людьми, нарушившими закон».

Очевидно, что теперь война генпрокурора и президента  переходят в новую фазу, предполагающую конкретные действия. Об этом свидетельствуют и предложения, озвученные Александром Стояногло. Он прямо требует, чтобы депутатов и президента лишили неприкосновенности, а также «создания механизмов преследования, в том числе уголовного, членов коллегиальных органов — проголосовавших за сдачу в аренду аэропорта, передачу государственного имущества и т. д.».

Безусловно, это явная контратака, и те, кто давно следят за молдавской политикой, понимают, что речь идет о привлечении к ответственности  главы государства и председателя парламента, которые будучи членами правительства голосовали за сомнительные решения, приведшие к преступлениям.

Оппоненты генпрокурора решили высмеять его предложения. Так  председатель комиссии по правовым вопросам, назначениям и иммунитету парламента Олеся Стамате прокомментировала  идеи Александра Стояногло следующим образом: «»Граждане ждали этого активизма каждый день в течение срока полномочий генерального прокурора. Мы видим, что он начал «работать» в 12-м часу»…

Министр юстиции Сергей Литвиненко ответил еще более критично и язвительно: «Стояногло нашел оправдание многолетнему бездействию Генпрокуратуры — неприкосновенность чиновников. Именно из-за этого прокуратура не могла поймать воров. Это ложь. Сколько предложений о снятии иммунитета было отклонено парламентом? Ноль…Плохому прокурору иммунитет мешает».

То, что мы сейчас наблюдаем – политическая война. И нет сомнения, что генеральный прокурор не может выйти победителем в этой войне, просто потому что он не политик. И ему не стоит ввязываться в публичную политическую полемику. Его конек – конкретика, вытекающая из возможностей и специфики его ведомства.

В самом деле, нужно ли снимать неприкосновенность с Дорина Дрэгуцану, бывшего главы НБМ? Или Юрия Лянкэ, который пытался покинуть страну с крупной суммой денег? Да, генпрокуратура задержала некоторых фигурантов дела. Но это, как говорят в народе, — «мелкая рыбешка». А где «акулы» и «киты»? Ведь журналисты уже давно установили, что в свое время государственная доля в Banca de Economii была выкуплена на средства самого банка. Знали ли об этом Юрий Лянкэ и все остальные политики, высокопоставленные чиновники, принимавшие решение об отчуждении госсобственности?

В конце концов, генпрокуратура могла бы вернуться к делу о закупке камер видеонаблюдения. Давайте вспомним, что говорил бывший прокурор муниципия Кишинев Иван Дьяков. «Не государство ворует, уважаемая г-жа Майя, — написал в январе 2019 года Иван Дьяков в соцсети, — мошенники воруют у государства. Вы помните, сколько вы заплатили за китайские видеокамеры, чтобы контролировать экзамены на степень бакалавра, покупая их по цене тех, которые сделаны в Германии? Трижды вы откладывали аукцион, пока не выиграла надлежащая компания… Все так делают, не так ли? Я признаю, я виновен. Я закрыл это дело…».

Может, дело стоит вновь открыть? Разве не требуют конкретики ближайшие соратники президента?

Есть много и других интересных историй. Была бы воля их расследовать.

У политиков, депутатов, президента свой инструментарий действий. Прокуроры, соответственно, используют свои средства и методы работы.

Пока что генпрокуратура выступает на политическом поле, где у нее нет преимущества.

Но что будет дальше? Совершенно ясно, что война продолжится до победного конца. Часть аналитиков говорит, что у Санду и ее команды больше власти, и они будут «добивать» Александра Стояногло, пока его место не займет «ручной генпрокурор». Он-то уж точно возбудит уголовные дела против всех, кто мешает нынешнему режиму действовать без оглядки.

Но проблема состоит в том, что так будет уничтожено верховенство права и закона, генпрокуратура будет политически подчинена, а молдавское государство вновь окажется захваченным. Если быть точным, то Республика Молдова станет территорией, которую контролирует определенный клан, компрадорская группировка. Конституция страны будет чем-то вроде филькиной грамоты. С правовым государством молдавская реальность уже не будет иметь ничего общего. Вот в чем смысл войны, которая сейчас развернулась между генпрокурором Александром Стояногло, с одной стороны, и президентом, парламентом и правительством, — с другой.

Подчеркнем еще раз: все это происходит на глазах у всего молдавского общества и при его странном молчании. Конечно, можно посетовать на то, что молдаване молчали все 30 лет независимости, пока политики  их нагло обворовывали.

И все же в таких случаях, как правило, вспоминают известные слова английского поэта и священника XVII века Джона Донна «…не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе».  

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру